Taegutec кодекс чести

Украине нужна новая индустриализация

Почему ГК «ВариУс» выбрала ставку на развитие промышленности Украины?

Весьма тревожную тенденцию с удивительной настойчивостью демонстрирует политическая элита страны, называя надеждой украинской экономики агропромышленный комплекс, но имея в виду исключительно аграрное направление. Уже выросло целое поколение украинцев, которые видят Украину житницей Европы и связывают свое будущее с возделыванием и потреблением доставшихся нам от природы ресурсов.

Я не слишком уважительно относился в ВУЗе к таким общим предметам, как политэкономия, но хорошо запомнил главный тезис одного из светил этой науки. Согласно его выводам, производство пищи может стать достаточно прибыльным делом лишь в далеком будущем, когда запасы продовольствия на Земле исчерпаются по причине геометрического роста населения.

Действительно, если мы внимательно посмотрим вокруг, то легко обнаружим несколько сотен обогатившихся на производстве сельхозпродукции бизнесменов, львиная доля которых элементарно получает ренту. А государству от этой прибыли перепадают крохи, так же как и основным создателям прибавочной стоимости – фермерам и наемным рабочим.

Почему аграрный сектор не может вывести Украину на лидирующие позиции?

VA1 Сейчас экспорт аграрной продукции стабильно приводит в страну ориентировочно 25% валютной выручки. Но заработать большие деньги для украинцев и для государства на возделывании земли и переработке сельскохозяйственных товаров практически невозможно. Даже если не учитывать высокую степень рискованности бизнеса, зависящего от причуд природы. Очевидно, что объемы производства мяса, молока или зерна в стране с таким потенциалом, как Украина, увеличить можно даже в несколько раз, особенно если грамотно организовать хозяйствование и взять на вооружение лучшие технологии мира. Но вот повысить прибыльность этого бизнеса практически не представляется возможным в связи с понятными социальными и экономическими ограничениями. Любопытно, что увеличив производство и экспорт сельскохозяйственных товаров даже втрое, мы получим ситуацию, как в известной истории о валюто-обменном киоске, который продавая доллар за 50% его стоимости, в результате получил огромные убытки, но оборот торгов превзошел все ожидания!

В чем преимущества развития высокотехнологичной промышленности?

Политики всех мировых держав-лидеров, таких как ФРГ, Франции, Японии, делали ставку во второй половине ХХ века на высоко маржинальные отрасли товарного производства. А значит, высокотехнологичные, наукоемкие и не прозрачные для конкурирующих стран в смысле прибыли. Любая домохозяйка на салфетке за 5 минут оформит калькуляцию производства банки с огурцами, но далеко не так просто найти специалиста, способного понять, сколько же именно собирался заработать производитель французских «Мистралей», проданных министерству обороны России за миллиард евро. Как коммерсант от инжиниринговой отрасли, я с большой долей вероятности могу предположить, что себестоимость такого изделия была не выше 150-200 млн евро. Получается, что на одной сделке Франция заработала примерно столько же, сколько все украинские экспортеры сельхозпродукции смогли заработать за год. Повторюсь, заработать, а не наторговать!

А ведь во Франции еще производятся самолеты (гражданские и военные), автомобили нескольких мировых марок, металлообрабатывающее и деревообрабатывающее оборудование и многие другие товары с чрезвычайно высокой добавленной стоимостью. И только потом, на заработанные в машиностроении деньги, французы разводят виноградники, фермы по производству лягушек и субсидируют выращивание зерновых, чтобы накормить нацию качественным и недорогим хлебом. То же самое мы наблюдаем в Германии, а в последнее время в индустриальных Чехии и Польше.

Как обстоят дела с индустрией в развитых государствах?

Занимаясь внедрением высокотехнологичного оборудования для самых прогрессивных украинских предприятий, я постоянно сталкиваюсь с коллегами из Европы, Азии и США, которые также являются экспертами в области инжиниринга. Весьма интересно наблюдать, как развивается промышленность в тех странах, которые практически одновременно с Украиной вступили на путь капиталистической системы хозяйствования либо имели равные исходные данные в начале девяностых.

Чтобы было интересно, начну с Южной Кореи, которая вошла в 90-е с примерно равными с Украиной индустриальными и демографическими показателями (часть промышленного сектора находилась на уровне 30% и почти 50 миллионное население). Практически в условиях полного отсутствия пахотных и других, пригодных для сельского хозяйства земель, упор правительства этой бедной на природные ресурсы страны был сделан на индустриализацию и на радикальное снижение влияния правительства на экономику. Как результат, стремительный рост частного бизнеса и обширные иностранные инвестиции в высокотехнологические производства привели страну на 12 место среди сильнейших экономик мира, наполнили деньгами карманы рядовых корейцев и стимулировали огромный внутренний рынок. Это с точностью наоборот тому, что делает сейчас наша политическая элита: растрачивает кредитные деньги не на модернизацию промышленности, а на субсидии обнищавшим гражданам, вместо того, чтобы дать возможность самим заработать достойную зарплату. Об инвестиционной привлекательности страны вообще речь не идет, пока иностранным инвесторам запрещают конвертировать честно заработанные в Украине гривны.

Другой пример — близкие нам географически и ментально Польша или Чехия. В этих странах дилеры таких мировых лидеров по производству оборудования и инструмента, как DOOSAN и TaeguTec еще в 2010 году несколько отставали от украинского представительства в поставках сложной техники своим клиентам. Но сейчас показывают в 3-5 раз больший рост продаж. Наши соседи не хотят становиться европейской житницей как Украина или логистическим центром для Европы, как страны Прибалтики. Это просто не выгодно для государств и их граждан.

Что значит создать упор на индустриализацию?

Для меня, как для металлообработчика, это выражается в сравнении объемов потребления рынком станков с ЧПУ. В Украине за последние 5 лет в производство запущено почти 700 современных обрабатывающих центров, из которых только наша компания внедрила более 200 станков разной степени сложности, а в то же время в Южной Корее вводится в эксплуатацию от 250 до 400 станков с ЧПУ для металлообработки – ежемесячно! А ведь потребление станков сегодня определяет возможности промышленного производства завтрашнего дня и является показателем здоровья экономики в целом.

Объем потребления рынком Украины металлорежущего инструмента составляет в среднем не более $15-$25 млн в год при $1 млрд в Южной Корее.

graph

Мне даже сложно представить этот поток товаров с высочайшей добавленной стоимостью (автомобилей, морских судов, станков, мобильных телефонов, электронных компонентов и т. п.), выпускаемых на этом оборудовании.

Может быть, воспользоваться опытом Южной Кореи, Польши, Чехии или Финляндии?

Несомненно, нужно воспользоваться такой моделью, которая уже имеет паспорт успеха. Это значит, необходимо как можно скорее приватизировать все предприятия, кроме тех, от которых действительно зависит национальная безопасность, а это всего 0,5% оставшегося в распоряжении Фонда государственного имущества. Также необходимо сократить за ненадобностью профильные контрольные министерства, на 90% ограничить влияние правительства на экономику и таким образом, практически лишить олигархов возможности покупать услуги в правительственных кабинетах. Это очень скоро приведет к росту доверия внутренних и внешних инвесторов, избавив нас от необходимости постоянно занимать деньги.

Мы сможем начать, в конце концов, зарабатывать не на помидорах, ведь индустриальный и кадровый потенциал в Украине еще имеется. Есть уникальнейшие технологии и развивающиеся, не смотря ни на что, промышленные предприятия в Запорожье, Харькове, Сумах, Днепропетровске, Кировограде, Краматорске и других городах. Но руководители этих предприятий все чаще подумывают перенести производственные площадки кто в Китай, кто в Латвию, кто в Беларусь или Польшу, где они займутся наконец-то своим любимым делом.

Какие условия нужно создать, чтобы оборудование предприятий не вывозилось за рубеж?

Все что нужно для этого сделать – постоянно думать над этой задачей тем, кому положено. Сейчас эти вполне реальные люди думают, очевидно, только над тем, как удержаться на своем месте подольше по вполне понятным мелкотравчатым мотивам. Иначе, уже через пару часов у них бы начали появляться полезные мысли о том, что неплохо бы поинтересоваться у руководителей машиностроительных предприятий, что им нужно для комфортной работы в Украине. А уже через неделю, наверняка лежал бы готовый план спасения отрасли, близкий к тому, что сделали Ю.Корея или Польша. Но это тема другого совещания.

Я верю в эффективность только частной собственности. Тем более в стране, где всего за несколько лет ограниченной экономической свободы времен НЭПа 20-х годов ХХ века был создан мощнейший класс сильных хозяйственников, которых позже до самой Второй мировой войны раскулачивали всем СССР.

Наш инжиниринговый центр сотрудничает практически с каждым предприятием Украины, но успешными в длительном периоде времени являются только частные компании и заводы. В то время, когда сильные собственники приватизированных предприятий модернизировали производственные площадки и развивали потенциал инженерного состава, управляющие государственными объединениями в 2015 году продолжали выжимать последние соки из давно устаревшего оборудования и уставшего от изменений персонала.

Но здесь стоит добавить немного позитива. У руля многих государственных предприятий страны сейчас поставлены, как правило, порядочные менеджеры, которым удалось убрать коррупционные схемы, а за счет этого рассчитаться с долгами и даже заработать первые прибыли. Но наемный менеджер никогда не угонится за владельцем бизнеса, который работает без оглядки на вышестоящие министерства и монополии.

Самым талантливым менеджерам не приватизированных предприятий еще предстоит донести до их непосредственных руководителей из профильных министерств главный месседж. Он заключается в том, что основная задача руководителя не охранять «социалистическую собственность», парализуя развитие, а заменить пять десятков старых станков на три современных, но таких, которые гарантированно выполнят поставленную задачу. Это потребуют внимания всего одного станочника и одного технолога-программиста вместо целого цеха постоянно что-то ремонтирующих, а не выпускающих продукцию работников.

Чтобы именовать себя развитым государством, наращивать оборонный потенциал и начать работать эффективно, нам необходимо не только побороть коррупцию, но и не бояться принять решение о тотальной модернизации высоко маржинальных производств. Это станет залогом быстрого оздоровления экономики уже завтра, возможно даже начиная с 2016 года. А наши технологи, конструкторы и программисты помогут ускорить этот процесс, как сделали это уже для многих частных промышленных предприятий, успевая зарабатывать деньги и для себя, и для клиента, и для государства.

Беседовал Максим Нечипоренко